Название: VII международный музыкальный фестиваль Мстислава Ростроповича

Дата проведения: 2 Апреля 2016  
Место проведения: Москва, Большой зал консерватории  
Организатор: Фонд Мстислава Ростроповича






«Русалочка с берегов Туманного Альбиона»

Лондонские филармоники с Владимиром Юровским снова на фестивале Мстислава Ростроповича


Выступления английских музыкантов в летописи событий международного музыкального фестиваля Мстислава Ростроповича становятся доброй традицией.

В разные годы российскую столицу посетили известные британские коллективы: Лондонский оркестр «Филармония» с Эса-Пеккой Салоненом, Английский камерный оркестр с Полом Уоткинсом, Королевский филармонический оркестр под управлением Шарля Дютуа, и, наконец, Лондонский филармонический оркестр во главе со своим главным дирижером – Владимиром Юровским.

Этот оркестр уже в третий раз на фестивале Мстислава Ростроповича. Каждое из выступлений коллектива неизменно вызывает успех и восхищение у публики. И в этом весомую роль играет репрезентативность каждой из программ, предложенных Владимиром Юровским. Достаточно вспомнить великолепное исполнение произведений Сергея Прокофьева – музыку к спектаклю «Египетские ночи» и ораторию «Иван Грозный» (в инструментальной версии Левона Атовмьяна), или интерпретацию «Военного реквиема» Бенджамина Бриттена. Когда за пультом Владимир Юровский, всегда ждешь какого-то чуда. Произошло оно и в этот раз.

09.JPG

Лондонский филармонический оркестр привез в Москву уникальную программу, составленную из произведений Эдуарда Элгара и Александра фон Цемлинского. Два совершенно разных композитора, оба современники, две отличные друг от друга национальные школы.

Художественный руководитель фестиваля Ольга Ростропович пожелала, чтобы Лондонский филармонический оркестр включил в программу своего выступления одно из английских произведений. Им стал Скрипичный концерт Эдуарда Элгара. В России он практически не исполнялся. Тем отраднее было услышать интерпретацию этого опуса Борисом Бровцыным, с которым, кстати, Владимир Юровский никогда раньше не сотрудничал.

Выбор для программы московского концерта Скрипичного концерта Элгара и оркестровой фантазии Цемлинского «Русалочка» оказался вполне предсказуемым. Обе партитуры были созданы примерно в одно и то же время – это первое десятилетие прошлого века. И все же, что же роднит их между собой?

У Владимира Юровского есть свои соображения по этому поводу.

Владимир Юровский: «К счастью, Концерт для скрипки с оркестром - одно из немногих сочинений Элгара, которое я имею в своем творческом багаже. Признаюсь честно, но музыку этого автора я играю довольно мало, как-то трудно складывались у нас взаимоотношения. Тем не менее, Скрипичный концерт мне когда-то полюбился. Очень давно, лет 15 назад, я дирижировал это сочинение в Италии, а затем несколько раз мы играли его с Николаем Цнайдером в амстердамском Консертгебау. Произведение Элгара как-то сразу навеяло мне мысль о Цемлинском. Его музыка уже давно восхищает меня. У обоих авторов на первый план выходят чувства, не мысль, а именно чувства, причем абсолютно искренние и что называется, ничем неукротимые. Вот, например, в эпиграфе к Скрипичному концерту Элгара есть указание на испанском языке («Здесь похоронена душа автора»). Композитор явно вложил в это сочинение всю свою душу, там есть своего рода личная биографическая история, которую он вот таким образом для себя переработал. С Цемлинским происходит абсолютно то же самое. Партитура «Русалочки» написана кровью сердца в том году, когда Альма Шиндлер, будучи его ученицей, подругой оставила Цемлинского ради того, чтобы выйти замуж за Густава Малера. Цемлинский был ранен в самое сердце. И эта боль осталась с ним до конца жизни, несмотря на то, что он потом был счастливо женат. Но, вот Альма осталась в нем такой не проходящей болью. И «Русалочка» послужила своеобразным ответом, то есть сам Цемлинский ассоциирует себя с этой страдающей преданной Русалочкой, а Альма становится как бы бессердечным Принцем. Сочинение, конечно же, менее зрелое в биографии Цемлинского по сравнению со Скрипичным концертом Элгара, который признан едва ли не самым существенным опусом в творчестве автора. «Русалочка» - это ранний Цемлинский, испытавший на себе влияние своего учителя - Иоганнеса Брамса. Ну, и, конечно же, дает о себе знать влюбленность в Вагнера и Рихарда Штрауса, и, тем не менее, в отдельных кусках есть какие-то гениальные провидения будущего - оркестровой поэмы «Острова мёртвых» Рахманинова, навеянной живописью Арнольда Бёклина и «Молчания» Мясковского, симфонической притчи по мотивам сказки Эдгара По. Ведь начало «Русалочки» - это музыка моря. Цемлинский на пять лет опередил Рахманинова и Мясковского. Оба автора в 1909 году создали живописные оркестровые полотна, но они опоздали, потому что эта идея, именно такое музыкальное описание моря уже было также осуществлено Цемлинским. Правда, ни Рахманинов, ни Мясковский о партитуре «Русалочки» понятия не имели. Ведь премьера сочинения состоялась в Праге и прозвучала лишь один раз. Помимо этого, уже сейчас, благодаря усилиям английского музыковеда Энтони Бомонта, была раскрыта первая авторская версия «Русалочки», в которой приблизительно 10 минут дополнительной музыки во второй части. Эту музыку сам Цемлинский перед премьерой во время репетиции исключил из 2-й части, посчитав ее слишком смелой гармонически, видимо испугавшись, что публика и критики этого просто не поймут. С моей точки зрения Александр фон Цемлинский лишил произведение самого его центрального эпизода, без которого сама поэма звучала чересчур куцо. У меня с «Русалочкой» Цемлинского сложилась странная судьба. Впервые я увидел эту партитуру 14 лет назад, когда готовил в Берлине премьеру его опер - «Карлика» и «Флорентийской трагедии». Мне было интересно буквально все, что было создано Цемлинским. Тогда я впервые и познакомился с «Русалочкой», произведение мне очень понравилось. И сыграв его дважды, сначала в Берлине (в одной программе с «Пеллеасом и Мелисандой» Шёнберга), а потом в Москве с Российским национальным оркестром в сжатой версии, мне больше так и не захотелось его играть. Я отложил эту музыку в стол. И вот только совсем недавно, когда я узнал о найденных дополнительных страницах 2-й части, я попробовал еще раз сыграть «Русалочку» и с удивлением для себя обнаружил, что сочинение живет и обретает совершенно иной смысл. Так и возникла идея привезти его сюда в Москву и представить на фестивале Мстислава Ростроповича именно с Лондонским филармоническим оркестром. Ведь мы за эти годы наиграли такое количество музыки и Вагнера, и Штрауса, и Малера, и Шёнберга, и самого Цемлинского. В начале марта оркестр исполнял первую авторскую версию «Русалочки» в Лондоне, и вот теперь, наконец-то, впервые, и в Москве».

02.JPG

Интерпретацию Владимира Юровского отличала необычайная палитра красок и тончайшая нюансировка. Прилежная игра оркестра, безупречная ансамблевая культура услаждали слух, при этом раскрывая дивные горизонты этой волшебной музыки. А возвращаясь к первому сочинению программы – Концерту для скрипки с оркестром Эдуарда Элгара, нельзя не отметить такого демократичного подхода к сочинению, какое предложил Борис Бровцын. Скрипка в его руках звучала так нежно и упоительно, музыкант ловко справлялся с виртуозными пассажами, при этом ведя удивительно гармоничный диалог с оркестром.

VII международный музыкальный фестиваль Мстислава Ростроповича проходит под знаком приближающейся юбилейной даты – 90-летия со дня рождения музы Маэстро – Галины Вишневской.

Владимир Юровский это также отметил в своем интервью.

Владимир Юровский: «Галина Павловна Вишневская – одна из самых выдающихся гениальных певиц XX столетия, женщина невероятных человеческих и творческих качеств, вечная Муза, спутница и партнер Мстислава Ростроповича. Без нее Ростропович был бы другим, равно как и она сама без него. К счастью, мне довелось лично быть знакомым с ней, несколько лет подряд мы даже общались. Я бывал в ее Центре оперного пения, где она мне показывала своих молодых певцов. К великому моему сожалению, совместно поработать с Галиной Павловной мне уже не удалось. Она в то время уже не пела, когда я стал дирижировать. Для Лондонского филармонического оркестра, который хорошо знал Вишневскую и Ростроповича и многократно с ними работал в прошлом, московское выступление в год 90-летия оперной дивы вдвойне приятно. А у оркестра в этом году тоже юбилей – 60 лет со дня первого приезда в Советский Союз…»

Виктор Александров, «MusicuM», Москва
Фото - Александр Гайдук (Международный музыкальный фестиваль Мстислава Ростроповича)

О нас Контакты Mediakit Hecho a mano Manofactum