ЗУБИН МЕТА

«У меня уйма времени, я молодой человек!»

Беседу провела Вера Глушкова

583zm_19843MEHTA_tk.JPG

Зубин Мета – крупнейший дирижер современности. Кажется, банально начинать рассказ о таком потрясающем человеке и музыканте с избитых в наше время слов. Что стоит за ними? Он дирижировал, пожалуй, всеми известными оркестрами, играл со всеми известными солистами, выступал во всех странах мира. Если набрать его имя в интернете, браузер выдаст 50 тысяч ссылок. Сейчас ему 79, но об этом можно узнать только из буклета, так как выглядит маэстро лет на 30 моложе. В марте великий индус буквально на один день приехал в Москву, чтобы со своим оркестром «Maggio Musicale Fiorentino» выступить на фестивале Мстислава Ростроповича. Очень спокойный, доброжелательный, он встретил нас так радушно, словно мы знакомы много лет. Расцеловал всех в обе щеки по два раза, как он сам уточнил – «по русскому обычаю»! А потом вдруг вспомнил, что положено-то по три раза! Устроившись в кресле, он начал листать январский номер MusicuM, внимательно всматриваясь в фотографии.




Денис Мацуев и оркестр «Флорентийский музыкальный май» под управлением Зубина Меты 
Москва, Концертный зал им.Чайковского 

- Это Томас Манн?

Да.

- Он жил в пяти милях от нас. Очень милый был человек. А вот Валерий.

Совершенно верно, это Валерий Гергиев.

- Давайте поговорим о Валерии. Он мой друг. Я сотню раз приглашал его в Израиль. Но он всегда очень занят. Передайте ему привет и напомните об этом. А это Коган?

Точно, Леонид Коган.

- Коган! Я как-то пригласил его в гости к своим друзьям в Беверли-Хиллз после концерта в Лос-Анджелесе. Яша Хейфец тоже был там. И Коган сел на пол. Он не мог сидеть рядом с Хейфецем, потому что не мог сидеть на уровне бога. Хейфец был богом. Богом скрипки. Кто это?

Дмитрий Кабалевский. Советский композитор.

- С ним я не был знаком. Наконец-то встретил в вашем журнале неизвестного мне человека. Клиберн, Темирканов, Мацуев… Всех знаю. Мацуев выиграл ваш Конкурс им. Чайковского. На прошлой неделе я играл еще с одним победителем этого конкурса, скрипачом Итамаром Зорманом. Совсем юный. Очень хорош. А сегодня играю с Борисом Березовским, он тоже победитель, но с ним я пока не знаком. А Мацуев всегда разбивает рояли (смеется). В финале конкурса он разбил рояль. Вы знаете, я пригласил его на мой день рождения в Индию в следующем году. Очень его люблю, и пусть он разбивает рояли. Но в Индии есть такое правило: если ты сломал рояль, ты должен купить новый! Потому что у нас он всего один!.. (смеется от всей души)

Когда мы слышим, что тот или иной музыкант выиграл Конкурс им. Чайковского, это впечатляет!

- Откровенно говоря, есть всего два важных соревнования: Конкурс им. Чайковского и Конкурс Королевы Елизаветы. Но, раскрою вам секрет, чаще всего мы просто рекомендуем друг другу хороших солистов. Если Баренбойм звонит мне и говорит: вот этот парень – отличный скрипач, я могу без колебаний пригласить его. Потому что Баренбойм не ошибается, в отличие от жюри.

В наши дни никакая победа не может гарантировать полный зал, к сожалению. Я часто задаю этот вопрос музыкантам: с чем связан кризис классической музыки и как его преодолеть?

- Заполучить публику – самая большая проблема. Но у нас в Израиле такой проблемы нет. И во Флоренции ее нет. Я сейчас во Флоренции репетирую «Травиату». На четыре спектакля всё продано, и на открытые репетиции всё продано. Впрочем, на «Воццека» Берга в той же Флоренции пришло всего 500 человек. В Америке полные залы только в Лос-Анджелесе и Нью-Йорке, а в центральной части страны – нет. В Израиле мы организуем так называемые «джинсовые концерты». Вы можете прийти в джинсах и вообще в чем угодно. В фойе перед концертом звучит развлекательная музыка, а сам концерт идет 1 час 15 минут. В качестве ведущих выступают известные медийные лица.

Оркестр тоже в джинсах?

- Да. А я – нет. Единственный раз я надевал джинсы, когда мы с женой отправились на корабле в Антарктиду. Только лед, фантастика. И, конечно, пингвины, альбатросы, айсберги… Лучший отпуск в моей жизни.



Зубина Мета и «Три тенора». Лос-Анджелес. 1994


Вы знаете, Мстислав Ростропович играл в Арктике.

- Неужели? Браво. Ростроповича я считаю величайшим музыкантом XX века. Я всегда приезжаю на фестивали его имени, и в Москву, и в Баку. Я много выступал с ним. А с Галиной, «королевой» Галиной, никогда не выступал. Я был на их совместном концерте в Зальцбурге, когда она пела русские песни и Штрауса, а Слава ей аккомпанировал. Потрясающе, невероятно, сенсация. Потом они пригласили меня в гости и угощали блинами (blini), которые Галина пекла сама, можете себе представить? А еще очень вкусные блины я ел на Байкале с Денисом Мацуевым. Мы катались на лодке и плавали в ледяной воде, ведь это было осенью! И потом вот эти волшебные блины. Такие тонкие, что сквозь них всё было видно! Я не ем икру, так что ел блины со сметаной (blini with smetana).

IMG_0741_tk.jpg

Я знаю, что среди ваших друзей были Эмиль Гилельс и Владимир Горовиц.

- С Гилельсом я выступал много раз – в Ла Скала, Монреале, Лос-Анджелесе. Я очень его любил, это был удивительный человек. Однажды в Нью-Йорке мы записывали концерт Чайковского. Вы можете представить сумму нашего гонорара? Так вот, Гилельс получил всего 600 долларов, всё остальное ушло в Госконцерт. Что делать, такие были времена. Я пригласил его с женой на ланч, но как быть с двумя агентами КГБ? Мы придумали план: ровно в 10:45 я подъехал к отелю на своей машине, Эмиль с женой запрыгнули туда, и я дал по газам. Потом мы заехали в супермаркет, и они ходили по нему как по музею. Мне очень грустно об этом вспоминать.

Горовиц же был противоположностью Гилельса. Всегда был очень приветлив, но вот его жена была грозной женщиной. Ураган! Ванда – она же была дочерью Тосканини. Всё контролировала и всех третировала. Как-то позвонила концертному менеджеру и потребовала в артистическую ящик шампанского. А он ответил: за те деньги, что я вам плачу, вы можете купить его сами!

Выступать с Горовицем было счастьем. Самый лучший концерт – Третий Рахманинова в Лос-Анджелесе, перед нью-йоркским выступлением. Вы же знаете эту знаменитую запись в Нью-Йорке? Жаль, что мы не записывались в Лос-Анджелесе! А в Нью-Йорке он нервничал ужасно. Впрочем, он нервничал перед каждым своим выступлением, всегда. «Нет, я не пойду, нет, нет, не пойду!» А это была телевизионная трансляция на всю Америку и Европу, думаю, впервые в истории. И он ужасно нервничал, и это слышно в первые две-три минуты. А потом всё встало на свои места – он играл божественно. Мы очень дружили. Однажды он пригласил меня в гости вместе с актером Ричардом Уидмарком, тем, что всегда играл бандитов. И Горовиц играл нам на рояле мелодии из русских опер, а мы, конечно, не могли угадать ни одной. Он вырос на них и переживал, что мы их не знаем. Горовиц очень дружил с Натаном Мильштейном. Однажды я выступал с Мильштейном в Нью-Йорке, а Горовиц пришел и сел в ложу прямо около сцены. Бедный Мильштейн разволновался и стал ошибаться. Он никогда не ошибался, вот за исключением того концерта. Всё из-за Горовица!

А кто для вас величайший композитор?

- Довоенного периода – Шёнберг и Стравинский. После войны – Лютославский и Шостакович. Лютославский гениален, я дирижировал его произведениями множество раз.


А каких русских композиторов вы любите?

- Однажды в Берлине я завтракал с Горбачевым. И он задал мне этот же вопрос. Я ответил – Чайковского. А он вдруг вскрикнул: «Почему же не Рахманинова?!» Просто удивительно! Но я никогда не дирижировал балетами Чайковского. А это очень, очень важно. Мечтаю поставить «Пиковую даму». У меня еще уйма времени, я молодой человек!

О нас Контакты Mediakit Hecho a mano Manofactum